Бета-пресс
Заговор против Путина Заря в сапогах конец гражданского общества доктрина
За нападение на покупателей охранники будут лишаться лицензии  Рублёвая цена на элитную недвижимость подскочила в 1,5 раза  Экспорт вооружений поправит российский бюджет  Обслуживание лифтов будет осуществляться под надзором Жилинспекции  Актриса Лилия Лаврова взвалила на себя непосильную ношу  Фракция "Справедливая Россия" не доверяет министру образования  Состоится показ противоабортного фильма "Афон - за жизнь"  Объявлен сбор подписей на предоставление льгот ЖКХ пенсионерам
Общество Политика Регионы Интервью Экономика За рубежом СССР Техно Культура Литература новости карта
Счётчики и реклама:
правильный HTML5 правильный CSS Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Актуальная История Яндекс.Метрика

Снегопад

«Снегопад, снегопад, если женщина просит 31 мая 2010, 09:00
Версия для печати
Добавить в закладки
Год прошёл незаметно. Как и жизнь.

По крайней мере, так казалось Елене Сергеевне, когда она как всегда ехала домой в метро и, стоя у тёмного стекла двери вагона, рассматривала своё усталое лицо. Заметные даже при таком освещении морщины, повисшие вниз уголки когда-то соблазнительных губ, волосы, без регулярной покраски превращавшие её в старуху. Сорок восемь лет – ещё недавно она и представить себе не могла, что это будет её, а не мамин возраст. А нет, время пролетело. На прошлой неделе мамы не стало…  

«Снегопад, снегопад, если женщина просит,

Бабье лето её торопить не спеши…» 

Песня Нини Брегвадзе, любимая песня мамы, когда-то была почти колыбельной меленькой Лены. А теперь – грустное напоминание. Климакс подкрался незаметно, хоть виден был издалека. Всё, опадают твои листочки-цветочки, Леночка-красавица. А ягодки окончили институты и только и делают, что хамят. Сами, мол – одна с хвостом, другой – с усами. Какие хорошие были маленькие, ласковые. Это потом мама вдруг оказалась глупой, а её советы – нелепыми. Елена Сергеевна почувствовала, как по щеке подло поползла слезинка. «Сейчас косметика размажется», - подумала она. Снегопад на улице так и норовил залепить ей лицо крупными хлопьями. Дома уже не хотелось смотреться в зеркало. Хотелось плакать и почему-то есть. Слегка мутило и тоскливый комок сдавливал горло. «Уж не щитовидка ли? Не дай Бог!», - закралась в голову мысль. Но Елена Сергеевна тут же вспомнила, что совсем недавно проверялась на УЗИ и, успокоившись, побрела к холодильнику.  

Зазвонил телефон. «Алло?», - узнала она голос сотрудницы мужа, Светланы, с которой она общалась ещё с тех пор, когда их дети вместе ходили в ведомственный садик.  

- Лен, может это и не моё дело… - начала Света и у Елены как-то само собой стало колотиться сердце, - Но вот ты ж помнишь с Алексеем твоим в отделе Юлька работает. Ты ж к нам на корпоратив приходила, видела её. Мы ещё с тобой смеялись что она как дура в мини припёрлась под старость лет!  

- Ну, помню… - Света ещё не договорила, а у Елены Сергеевны уже подкосились ноги. Конечно, она ещё тогда, на празднике, почувствовала неладное. 

- Ну в общем видела я сегодня как обнимал он её. А на той неделе они за обедом в столовой у нас вместе сидели и ворковали всё. Не, Лен, я могла бы промолчать, но мы ж с тобой не первый год знакомы… 

- Да, Светуль, что ты… 

Мир, привычный, пусть не без проблем, но уютный и удобный, окончательно перевернулся. Сначала смерть мамы, а теперь предательство. За что всё это ей, верной жене, вырастившей двух детей и ни разу даже не думавшей ни о чём «таком»?! Лене хотелось умереть, исчезнуть, потом вдруг стала душить злоба и, войди её муж сейчас в дверь, она бы разорвала его в клочья. К частью, он приходил гораздо позже её и весь вечер Елена Сергеевна  просто молчала. А он, как водится, поел, посмотрел телевизор и заснул, даже не заметив, что жена ушла спать, первый раз за долгие годы, в другую комнату. На следующий день у неё сильно разболелся живот. Она выпила таблетку, потом  - другую. Сначала  вроде как полегчало и она пошла на работу. Но едва она оказалась на рабочем месте и принялась копаться в зарплатных листах заводчан, как внутри всё стало переворачиваться, а боль отдавала в поясницу так, что Елена Сергеевна, повторяя про себя «не прозевать бы аппендицит!», согнувшись в три погибели, побрела в медсанчасть.  

- Ну что сказать тебе. Беременна ты, Леночка, и срок похоже большой, - сказала врач, хорошо её знавшая. День прошёл как в тумане. То, что Елена Сергеевна принимала за климакс, оказалось, как выражаются те, кто помоложе, «залётом». У неё и мысли не было рожать. Воспоминания о тяжёлых вторых родах, когда она потеряла сознание и, судя по поведению акушеров, чуть не умерла, о бессонных ночах – ещё тогда, в молодости ей казалось, что пережить это просто невозможно. Да и мужнин «левак»…  

Гинеколог подтвердил – срок 21 неделя. А официальных оснований для прерывания у Елены Сергеевны не было. Её никто не уговаривал оставить ребёнка, который тем временем уже вовсю шевелился.  

А потом была сумма в конверте, переданная хорошему специалисту, без пяти минут доктору наук и собственно сама нехитрая операция, больше похожая на роды, в одном медицинском учреждении, известном ещё с советских времён. Опустошение, боль, тоска. Это был её первый аборт.  

И снова год, пролетевший, как один день. Ещё больше седых волос и морщин из-за бесконечных скандалов с мужем, с которым она почему-то не развелась. Жизнь в разных комнатах, редкие и не слишком радостные встречи с сыном и дочерью. Каждое утро - валидол за щёку – и вперёд, считать чужие деньги.  

Снова снегопад. Такой же, как в тот день, когда Света позвонила ей и, что называется, «открыла глаза». Впрочем, Алексей так ни в чём и не признался. Но стал приходить всё позже, на все вопросы отвечая лишь хмурым ворчанием. А Света, тем временем, то и дело рассказывала ей о взглядах и знаках внимания, которыми обмениваются Алексей и Юля, не стесняясь посторонних глаз. 

И опять телефонным звонок. Звонила одна знакомая – та, которая год назад свела Елену Сергеевну с умелым акушером.  

- Лена, там одну бумажку подписать надо. Забеги на днях в институт к нам, - каким-то странным голосом сказала она.  

Забежать удалось только через месяц. Врач, когда-то проводивший Елене Сергеевне так называемые «искусственные роды», положил перед ней бумагу – заявление об отказе от ребёнка. Да, тогда всё прошло не совсем так, как полагается в таких случаях – врач защищал докторскую и это оказался как раз его случай. Девочка, которую назвали Олей, выжила. Она, как многие недоношенные дети часто болеет, а так вполне нормальная.  

Алексей принёсся через сорок минут, в течение которых только и делал, что звонил Елене на мобильный и повторял, что не было измены, а Светке он по башке даст. Домой они вернулись втроём. Олечка была слегка напугана, но всё время сильно-сильно прижималась к маме. «Как я могла… как же я могла», - думала Елена Сергеевна.  

Слёзы катились по щекам, оставляя разводы дешёвой туши. Но это уже не имело никакого значения…


Яна Маннергейм  
24 сентября 2017 10:02
24 сентября 2017 03:56
24 сентября 2017 01:13
23 сентября 2017 19:51
23 сентября 2017 15:36
20 сентября 2017 04:54
20 сентября 2017 03:31
19 сентября 2017 23:02
19 сентября 2017 22:11
13 сентября 2017 13:19
12 сентября 2017 21:11
12 сентября 2017 19:18
7 сентября 2017 19:44
1 сентября 2017 21:13
1 сентября 2017 18:47
15 мая 2017 15:08
5 апреля 2017 07:53
30 марта 2017 19:28
28 марта 2017 22:21
2 февраля 2017 15:57
19 декабря 2016 17:56
16 декабря 2016 20:55
16 декабря 2016 20:48
9 декабря 2016 16:32
5 декабря 2016 21:34
3 декабря 2016 14:43
1 декабря 2016 13:30
1 декабря 2016 11:13
Все новости...
Информационное агентство "Бета-пресс".
Связь с редакцией. Email: post (на) beta-press.ru
Мобильная версия сайта