Бета-пресс
Заговор против Путина Заря в сапогах конец гражданского общества доктрина
Общество Политика Регионы Интервью Экономика За рубежом СССР Техно Культура Литература новости карта ссылки

Счётчики и реклама:
правильный HTML5 правильный CSS Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Актуальная История Яндекс.Метрика

Русско-еврейский традиционалистский заговор

Авром Шмулевич 21 января 2013, 21:37
Версия для печати
Добавить в закладки
Большая часть правящей элиты Израиля куплена американцами и зависит от них материально

Казалось бы, последнее десятилетие навсегда похоронило мечту о Великой Империи Конца. Однако… Как показало эксклюзивное расследование, проведенное нашим корреспондентом, союз Первого Иерусалима, Третьего Рима и Великого Турана, разрабатываемый российскими, иранскими и израильскими спецслужбами способен не только вдохнуть новые силы в Россию, но и вписать заключительную главу в историю Великой Войны Континентов.

Тайна чёрного раввина

Одним из центральных участников описываемых событий стал хасидский раввин Авром Шмулевич, начинавший свою деятельность в качестве оленевода и ученика шамана в заполярных саамских кочевьях и являющийся ныне одним из руководителей самого мистического направления в хасидизме - брацлавского хасидизма.

Шмулевич родился в Мурманске, на Крайнем Севере России. Ещё будучи ребёнком, Авром, а в те времена ещё Никита Сергеевич Дёмин, проявил значительный интерес к мистике и религии, а так же обнаружил экстросенсорные способности. После окончания школы Никита Дёмин уехал в Ленинград и поступил на биофак ЛГУ, где принимал участие в исследованиях специальной засекреченной лаборатории, изучавшей паранормальные явления. Много ездил по Кавказу и средней Азии. Интересовался исламским мистицизмом и свёл знакомство практически со всеми оставшимися к тому времени в СССР суфийскими шейхами, что в дальнейшем сослужило для него большую службу. В Средней Азии впервые столкнулся с иудаизмом и вскоре вернулся к вере предков, причём как брацлавский хасид. Брацлавский Хасидизм (этих хасидов называют ещё мёртвыми Хасидами) - самое мистическое и загадочное направление в хасидизме, который сам по себе есть квинтэссенция еврейской мистики.

С началом перестройки Шмулевич становится заметным деятелем в Ленинграде, официально регистрирует одну из первых сионистских организаций в СССР - еврейский Национальный центр «Кадима». Тогда же завязал тесные контакты с руководством Израиля. Через действовавшую в Советском Союзе спецслужбу «Натив» он устанавливает знакомство с Чубайсом и Собчаком, а когда в Ленсовет приходит работать Владимир Путин, естественным образом познакомился и с ним.

За неделю до ГКЧП теперь уже Авром Шмулевич уезжает в Израиль и на несколько лет исчезает из поля зрения. Известно, что в этот период он учился у многих раввинов, в частности, в главной ешиве ашкеназской Каббалы "Шаарей Шамаим" ("Врата Небес"). Получил посвящение в раввины от хасидских авторитетов, став членом Всемирного Совета Брацлавских Хасидов, а конкретно - руководитель их Службы безопасности. Поселился в городе Праотцев - Хевроне. Это - древняя столица царя Давида, мистический центр Израиля.

Раввин – партизан

Не смотря на своё мистическое значение, Хеврон одновременно является самым опасным городом в Израиле. В мусульманской среде Хеврона первую роль играет исламская организация Хамас, довольно враждебная к суфизму. Хеврон - передовая арабо-еврейского противостояния. Известно, что Шмулевич принимает в нём активное участие. Кличка - "раввин-партизан". Не расстается с автоматом Узи. Участвовал во многих рейдах поселенцев. Как утверждает сам Шмулевич, после того, как в результате палестинского обстрела с близлежащей высоты в городе в апреле 2001 г. была убита 10-месячная еврейская девочка, он собрал несколько сот жителей, ночью внезапно атаковал высоту, и выбил оттуда хамасовцев.

Ещё одна подобная история рассказываемая самим Шмулевичем: во время одного из рейдов, поселенцы под командованием «раввина» выследили известного арабского боевика, скрывавшегося от СБ и атаковали дом, где он находился на свадьбе племянника. Боевик был успешно ликвидирован. Однако, на этот раз поселенцы напоролись на крупный отряд боевиков Хамаса. Шмулевич утверждает, что был ранен в ногу, и его группа вынуждена была укрыться в доме и вызвать подкрепление. Не смотря на «сложные» отношения с мусульманами-ваххабитами Шмулевич, впрочем, продолжает поддерживать активные контакты с исламскими мистиками, разделяет теорию, что у них общий враг - про-протестанский вакхабизм, захвативший ведущие позиции среди арабов.

Проект "Мангуст"

Неудивительно, что человек с такими способностями и биографией оказался одной из центральных фигурой в совместном геополитическом проекте российских, израильских и иранских спецслужб.

Известно, что основной целью политики России во все времена было стремление к выходу на южный уровень коммуникаций, к "Южным морям". Предотвращение этого стремления - цель всей политики Запада.

Основные положения восточной политики СССР были сформулированы Сталиным в его выступлении на XIX съезде КПСС в октябре 1952 года. В тот момент главной опорой СССР в основном были коммунисты и сочувствующие левые. В этом свете естественно выглядела поддержка Сталиным зарождавшегося социалистического государства Израиль. Израиль рассматривался как основной плацдарм для прорыва на Юг. С приходом Хрущёва отношения СССР и Израиля были прерваны, и Израиль стал ориентироваться сначала на Францию, а затем на США. В дальнейшем была ещё попытка прорыва на Юг через Афганистан, но после неудачи и развала СССР, в какой-то момент показалось, что вековая цель Запада достигнута.

Оставшиеся патриоты в ГРУ и КГБ стали искать варианты альтернативные атлантистским. Именно тогда зародилась идея евразийского проекта.

Евразийская конвергенция спецслужб и традиционалистов

Еврейские мистики, в отличие от представителей реформированного иудаизма, видят в глобализме США величайшую угрозу - это воплощение "Эрев Рав" - "Великого Смешения" - антихриста, угрожающего самой сути еврейской цивилизации. То же есть и у части суфийских мистиков. Именно эти общие ориентиры легли в основу евразийского проекта, начавшего готовится одновременно в Израиле и России. Старые связи Шмулевича помогли ему выйти на патриотов российских и израильских спецслужб, свести их вместе и изложить им идеи про «Эрев Рав», евразийский союз традиционалистов с исламскими мистиками, вывести их на нужные контакты в исламской традиционалистской среде. Сам Шмулевич ещё в Союзе занимался разработкой этого плана, и как он сам утверждает, «ознакомил с ним, в том числе и подполковника Путина в период своей работы в Ленсовете».

Одновременно с этим, уже с начала перестройки в России, опираясь на патриотов в российских спецслужбах, жаждущих реванша за развал СССР, почву для евразийского проекта готовил известный философ и геополитик Александр Дугин. Здесь основной упор делался на формирование контрэлиты на основе конвергеции спецслужб, враждовавших между собой в советский период, и интеллектуалов традиционалистов, способных при объединении организационных возможностей и серьёзной идеологической базы в какой-то момент заменить старую, выродившуюся элиту. Учитывая обширные контакты будущего президента Путина с этими кругами, не удивительно, что придя к власти, Путин взял геополитику на вооружение, а Дугин стал главным кремлёвским разработчиком евразийской идеи и создателем геополитической концепции евразийского стратегического блока на основе традиционализма, межконфессиональной гармонии и евразийского федерализма.

Уже в этот период спецслужбы свели Шмулевича с Дугиным, а дальше то, во что это обернулось, подверглось огласке. Речь идёт о создании интеллектуального стратегического центра, негласной «идеологической партии Кремля» в лице партии «Евразия», лидером которого стал Дугин. Шмулевич тогда вошёл в высшее руководство, стал членом политсовета «Евразии», а основной организационный костяк составили, как и следовало ожидать, сотрудники различных спецслужб. На основе этого центра и началась подготовка окончательной фазы реализации Евразийского проекта.

Подробное изложение геополитического плана, разрабатываемого совместно спецслужбами и традиционалистами России, Израиля, Ирана, Турции и некоторых других евразийских государств – тема для отдельного материала, его детали, возможно, ещё удастся выяснить и представить на суд читателей. Вкратце же можно сказать, что речь идёт о создании евразийского блока на основе евразийского федерализма, ещё более широкого, чем советский.

"За Родину!"

Шмулевич признаёт, что основной преградой на пути формирования евразийского блока в Израиле является то, что большая часть правящей элиты куплена американцами и зависит от них материально. Для противодействия этой губительной тенденции раввин создает движение -"Беад Арцейну" - "За Родину", основанное на идеологии традиционализма, при негласной поддержке многих сил - в ВПК, армейской верхушке и спецслужбах, недовольных засильем США. Одна из основных опор - выходцы из СНГ, составившие основной костяк движения. Штаб движения - пивная «Путин» в центре Иерусалима, рядом с Русским Подворьем. Большой темный зал увешан портретами ВВП от младенческого возраста до сегодняшних дней.

Шмулевич открыто заявляет, что его движение занимает жёсткие пропутинские и пророссийские позиции и ориентировано на создание евразийского блока. Опора в израильском руководстве - Шимон Перес, бывший премьер, а после - министр иностранных дел в правительстве Шарона. Перес - ученик великого социалиста Бен-Гуриона, один из создателей израильских спецслужб, руководил проектом создания израильского ядерного оружия. На пороге смерти, достигнув всего, чего хотел, вспомнил о бессмертной душе (дед был раввином и последователем Виленского Гаона), поэтому и заключил союз со старым пальмахником Шароном (Пальмах - ударные отряды в Войне за независимость). Эти два престарелых лидера были не прочь оторвать Израиль от атлантизма, но столкнулись с серьёзной проблемой - всё среднее звено элит на корню куплено американцами.

Предложенный Шмулевичем план оттеснения старой, проаталнтистской израильской элиты, используя теорию ротации элит итальянских социологов В. Паретто и Г. Моска и замены её новым человеческим материалом, оттесненным ныне на периферию израильского общества, нашёл поддержку как у Шарона, так и у Переса. Однако пока этот процесс не вылился в резкую смену ориентиров как Израиля, так и России с прозападного атлантизма на евразийские, традиционные ценности. Позже пути Дугина и Шмулевича разошлись, т.к. последний увлёкся реализацией американского проекта «Великая Черкессия», изменив идеям евразийства, однако в любом случае, стремительность развития евразийских процессов позволит нам стать свидетелями их последствий, некоторые из которых можно увидеть уже сегодня.


Валерий Строев  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать (максимум 2000 знаков)?
13 мая 2019 11:37
9 января 2019 03:11
9 января 2019 02:37
10 декабря 2018 12:13
9 декабря 2018 12:46
6 декабря 2018 13:17
1 октября 2018 11:51
29 сентября 2018 16:05
23 сентября 2018 13:24
4 сентября 2018 17:56
28 августа 2018 22:05
24 августа 2018 12:39
22 августа 2018 17:22
6 августа 2018 15:40
10 июля 2018 11:45
12 апреля 2018 10:12
2 апреля 2018 10:28
20 марта 2018 00:45
15 марта 2018 00:11
13 марта 2018 19:50
13 марта 2018 19:49
15 февраля 2018 11:13
2 февраля 2018 18:00
13 января 2018 15:26
27 декабря 2017 13:37
24 сентября 2017 10:02
24 сентября 2017 03:56
24 сентября 2017 01:13
Все новости...
Информационное агентство "Бета-пресс".
Связь с редакцией. Email: post (на) beta-press.ru
Мобильная версия сайта