Бета-пресс
Заговор против Путина Заря в сапогах конец гражданского общества доктрина
За нападение на покупателей охранники будут лишаться лицензии  Рублёвая цена на элитную недвижимость подскочила в 1,5 раза  Экспорт вооружений поправит российский бюджет  Обслуживание лифтов будет осуществляться под надзором Жилинспекции  Актриса Лилия Лаврова взвалила на себя непосильную ношу  Фракция "Справедливая Россия" не доверяет министру образования  Состоится показ противоабортного фильма "Афон - за жизнь"  Объявлен сбор подписей на предоставление льгот ЖКХ пенсионерам
Общество Политика Регионы Интервью Экономика За рубежом СССР Техно Культура Литература новости карта
Счётчики и реклама:
правильный HTML5 правильный CSS Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Актуальная История Яндекс.Метрика

Власть рискует провалиться окончательно

Власть рискует провалиться окончательно 19 июня 2012, 15:19
Версия для печати
Добавить в закладки
Вопрос стоит следующим образом: быстрая или медленная смерть России? «Болотные революционеры» выбирают «быструю». Путин и его окружение – «медленную».

После выборов в Государственную Думу в декабре 2011 года в России поднялась волна нешуточного протеста. Кульминацией стала беспрецедентная по количеству участников и накалу страстей протестная акция, направленная на пересмотр результатов выборов, собравшая в Москве, на Болотной площади, около сотни тысяч человек. Такое массовое возмущение уже невозможно было списать на очередную мелкую провокацию прозападной ультралиберальной оппозиции. Масштабы возмущения перешли сложившийся формат прежних протестных выступлений, хотя основные выступающие никак не соответствовали новым реалиям и повторяли совершенно не поддерживаемую большинством россиян проамериканскую ультралиберальную демагогию. И всё же на Болотной площади, на Сахарова и на других акциях протеста невозможно было не заметить качественно нового уровня реакции общества на политику в стране. Если власть спишет всё произошедшее только на очередные «манипуляции мировой закулисы» и всё оставит как есть, она рискует через определённое время провалиться окончательно. Самое страшное, что она унесёт с собой в бездну и Россию. Судя по заявлениям Путина и Медведева, они либо ничего не поняли, либо делают вид, что ничего не поняли. Это, в конце концов, их дело. Но всё равно нам следует сделать попытку взвешенно разобраться в ситуации.

Омерзительный фарс

Декабрьские выборы в Госдуму были омерзительным и наглым фарсом. Как и вся сложившаяся в последние годы политическая система в России. Скорее всего, большинство в них получила КПРФ, но наглость вброса и манипулирования подсчётом голосов в пользу партии власти, а также приручённый характер лидера КПРФ Геннадия Зюганова, который, как и все остальные системные силы, является чем-то вроде «внештатного сотрудника АП», дали совсем иной результат. «Единая Россия» никакой выборной политики не вела, никакой программы не предложила, никакой идеи не сформулировала. Во главе её накануне поставили насквозь либерального Дмитрия Медведева, который, тем не менее, вызывает отторжение и у обманутых прежними надеждами на него либералов, и у никогда не принимавших его патриотов – с ИНСОРом, Тимаковой, Юргенсом и Гонтмахером чего он ещё хотел? Понятно, что в такой ситуации за «Единую Россию» страна не проголосовала. Однако власть на это вообще не обратила никакого внимания, и сделала вид, что страна «проголосовала». А то, что «посчитали» не 70% и не 100%, а всего 49%, оформили как «подарок» и «демократизацию».

Причём подконтрольная АП прокремлевская челядь привычно приняла всё безропотно, тем не менее, власть на этот раз перегнула палку. Мнение народа было просто выброшено на помойку. Он хотел сказать отнюдь не то, что «Путина больше не надо». Он хотел сказать, что «надо резко менять курс» и делать это должен только и исключительно сам Путин. Он же сделал вид, что ничего не слышит вообще и слушать не собирается, что он предпочитает жить в том искусственном и насквозь лживом информационном поле, которое создаётся его политтехнологическими умельцами, ловко манипулирующими соцопросами, экспертами и контролируемыми СМИ, и решать свои проблемы лишь с Западом, играя с ним в сложную изматывающую игру по взаимным разводкам.

Сложившаяся в России при Путине политическая система строится на следующих постулатах:

1. Власть имеет значение.

2. Суверенитет России имеет значение.

3. Цена на нефть и газ, а также маршруты прокладки трубопроводов имеют значение.

4. Запад и США имеют значение.

5. Сохранение демократического фасада имеет значение.

6. Контроль над элитами имеет значение.

7. Сохранение статус-кво имеет значение.

Но...

1. Идеи не имеют значения.

2. Стратегии не имеют значения.

3. Народ не имеет значения.

4. Мысли о возможных альтернативах капиталистической системе не имеют значения.

5. Мировая и русская история не имеет значения.

6. Дух, культура, образование не имеют значения.

7. Содержательная демократия не имеет значения.

Мы получаем странную помесь византизма с постмодернистскими технологиями, авторитарной модели с развлекательным обществом спектакля.

Всё правление Путина было основано на этом сплаве подходов, которые, как ему кажется, «прекрасно работают». Любое возражение против такой модели, если оно хочет дать о себе знать, оказывается в зоне «прозападной агентуры влияния», что лишает её какой бы то ни было ценности и позволяет легко ей противостоять. И в самом деле: для политики необходимы ресурсы, которые можно приобрести в путинской России только в двух местах: либо в АП, ценой полной лояльности существующей системе власти, либо в Лондоне у Березовского, что значит то же самое, что «в ЦРУ». В первом случае политик становится «наёмным рабочим», о чём ему постоянно в довольно грубой форме напоминают. Во втором, «врагом страны, работающим на её развал». Российским обладателям существенного экономического ресурса Путин с самого начала заявил, что отныне «все будут играть только по этим правилам», а кто попробует что-то сделать самостоятельно, тот за это дорого заплатит. Ходорковский демонстрирует как именно и сколько. А вообще Путин советует «политикой не заморачиваться» и наслаждаться «тем, что есть» (ведь «могло бы быть хуже»).

После безумств ельцинской эпохи на первых порах и это было воспринято обществом с определённой долей благодарности. Не лучшее, но и не худшее. Подождём, думали массы в начале 2000-х, пока Путин войдёт в колею, притрётся и начнёт действовать дальше. Но Путин, несмотря на то, что «вошёл» и «притёрся», делать больше ничего не стал. «Довольствуйтесь тем, что есть», транслировал он свой мессидж стране. Не хотите? Тогда мы проведём социсследование (на базе скупленных АП ВЦИОМ и ФОМ), которое покажет, что вы, «на самом деле», довольны всем, а «воду мутят засланные казачки». Выборы это «подтвердят» и легализуют всё самым оптимальным образом. Ведь демократия в византийском постмодерне значит, что процедуры важны, но их результат к делу не имеют никакого отношения.

Понимают ли массы такую путинскую модель или не понимают, но явно догадываются, считывают по деталям, восстанавливая общую картину на уровне интуиции. И это больше никого не устраивает. Но массы безмолвны и пассивны, инертны и беспомощны. Поэтому Путин, созерцая самоуспокаивающее «кино», волен их не замечать. 12 лет удавалось, удастся ли ещё 12 лет?

Можно предположить, что программа Путина на следующие 12 лет будет такой же, как и в предыдущие 12 лет. Но это, кроме самого Путина и его ближайшего окружения, вообще никому не улыбается. Конечно, могут возразить: «не улыбается», а прямая американская оккупация или реванш оттесненных Путиным ультралиберальных сил в духе «Эха Москвы» – это «улыбается»? Поэтому берите то, что есть, и не хнычьте, тем более что вас никто не спрашивает. И поблагодарите нацлидера, что он не поставил гламурную Тину Кандилаки заниматься метафизикой русской культуры. А то мог бы поставить, а всем бы осталось только превозносить и её, и того «мудреца», который подготовил такое прорывное кадровое решение.

Реакция на выборы показала, что такое положение дел общество, однако, начало всерьёз утомлять. Но у общества при этом нет никаких инструментов и механизмов, чтобы дать знать о своём недовольстве. Византизм этого не предполагает. Как, кстати, не предполагает и постмодернизм. Византизм кроет любое недовольством козырем «государственных интересов». Постмодернизм всё сводит к китчу, интернет-троллингу и симулякру. В итоге мы пришли в надёжный тупик.

Угроза болотной революции

Сложившуюся в российском обществе ситуацию прекрасно осознаёт Запад. США профессионально занимаются цветными революциями в своих интересах и набили на этом руку. Эти цветные революции готовятся не только снизу, но и изнутри системы, причём так, что часто даже прямые участники такой подготовки об этом и не догадываются, или догадываются, но не вполне. Так «болотная революция» и движение «белых ленточек» вынашивались не только вождями радикальной ультралиберальной оппозиции, но и внушительным сегментом самой путинской системы. Ближайшие к Путину технологи изначально, с момента его прихода к власти, жёстко блокировали любые попытки Путина сделать опору на массы, обратиться за легитимацией к широким слоям российского общества, воззвать к смыслам истории и нормам социальной справедливости. Иными словами, Путина загоняли в его формулу византийского постмодерна не только его противники, но и его самые близкие сподвижники. Они убеждали его в том, что проблемы создаёт только «либеральная прозападная прослойка», которой надо уделять повышенное внимание, а широкими народными массами, в силу их покорности и инертности, свободно можно пренебречь. С этим было связана и инициатива по выдвижению Медведева: авторы этого политтехнологического трюка убеждали Путина, что либеральный имидж Медведева ослабит напряжение как с Западом («перезагрузка»), так и в отношениях с российскими либералами (а это мол, «самое главное»). То, что ровно по той же самой причине от Путина начнёт отворачиваться отнюдь не либеральное российское большинство, тщательно обходили молчанием. При этом ближайшее окружение Путина – Медведев, Сурков, Кудрин, Чубайс, Дворкович, сами являются убеждёнными либералами, и не допускают мысли ни о каких альтернативах. Это жёстко и системно отрывает Путина от народа. А «народные» типы в его окружении фатально лишены минимального интеллектуального, культурного и образовательного потенциала, поэтому способны только «молча пилить». Одним словом, «болотная революция» готовится не только откровенными уличными маргиналами-западниками, но и широким слоем околопутинской правящей верхушки.

Саботаж изнутри и напор снизу (при поддержке и координации того и другого извне) представляет собой классический образец сетевых войн и цветных революций. Не случайно Послом США в Москве на новый период с 2012 года был назначен Майкл Макфолл, известный специалист «по цветным революциям». Предпосылки готовы, и операция по сносу Путина и его системы, видимо, вступает в решающую фазу.

«Болотная революция» вполне может развиваться по классическому сценарию. Отчуждение власти от народа создаёт в обществе атмосферу пассивного неприятия и делегитимации существующей политической системы. Недовольство начинает концентрироваться в протестных движениях, контролируемых и поддерживаемых (финансово, информационно и политически) извне. Любая адекватная реакция самой власти блокируется сетью внутренних агентов влияния, предупреждая оздоровление системы и вводя в заблуждение лидера. В те моменты, когда нелегитимность базового курса осознаётся массами наиболее остро (выборы, референдумы, социальные или экономические потрясения, природные или техногенные катастрофы, а также какие-то непопулярные меры или одиозные кадровые назначения), недовольство канализируется в протестные акции. Эти акции могут иметь ненасильственный характер, формы гражданского неповиновения, но могут постепенно перерасти в прямое и даже вооруженное противостояние (по меньшей мере, в некоторых регионах – в нашем случае, наиболее уязвимой зоной является Северный Кавказ). Сепаратистские настроения, межэтнические и межконфессиональные противоречия усугубляют эту картину. В условиях интернета, блогов и социальных сетей к этому добавляются методики по модели создания информационных трендов «революционного» толка – боты создают иллюзию «массовой поддержки протестующих», повышая веру «революционеров» в собственные силы. В такой ситуации любая ошибка власти гипертрофируется, приобретает диспропорциональный вид. Всё позитивное или разумное игнорируется. И как кульминация «цветной революции» – социальный коллапс, гражданский конфликт (часто кровавый – как в Югославии или в Ливии), смена власти (или череда сменяющих друг друга группировок), а главное – искомый результат достигнут: ослабление страны, часто утрата территориальной целостности, управляемый хаос, выведение из игры геополитического противника или просто конкурента вплоть до прямого установления внешнего управления и оккупации.

Может ли «болотная революция» пойти по этому сценарию? Да, вполне может и, скорее всего, по нему и пойдёт. Американцы люди довольно предсказуемые. Они повторяют одни и те же процедуры, которые ранее уже привели к нужному результату, лишь оттачивая и совершенствуя методики и механизмы на новых площадках – страны Восточной Европы, государства СНГ, «арабская весна» и параллельные вторжения в ряд суверенных держав (Афганистан, Ирак, Ливия и т.д.).

«Болотная революция» может завершиться успехом, так как нелегитимность власти при сохранении существующего положения дел, будет гарантирована. А, следовательно, главная предпосылка для такой революции налицо. Финал «болотной революции» также легко предсказуем – распад Российской Федерации, кровавый хаос, гражданская война, следующий (и, скорее всего, окончательный) скачок российского общества в бездну. Никто, даже сами «революционеры» не верят сегодня в позитивный сценарий или просто смену власти в стране. В этих средах доминируют откровенно деструктивные энергии, копятся раздражение и недовольство существующим положением дел. А то, что будет ещё хуже, мало кто всерьёз готов осмыслять. Главное, что настоящее уже совершенно не удовлетворяет, а возвращение Путина с той же самой повесткой дня задевает всех за живое. Ещё раз обратим внимание: выборы в декабре 2011 были не против Путина лично, но как завет и напутствие на изменения, которых массы ждут от него после марта. Может быть, Путин не хотел, чтобы парламентские выборы прошли именно таким образом, и его просто подставили кремлевские технологи и окружение? Но раз он суверен, то причём тут «подставили»… И на технологов, у которых на лице написано, что они ничем кроме подстав и разводки заниматься не способны, списывать уже ничего нельзя. Путин не мог не знать, с кем он имеет дело, и кто на него работает. Значит, он наплевал на это сам, по собственному размышлению и в соответствии со своей программой действий и пониманием мира. Это и есть самое главное в «болотной революции»: она может стать «успешной» (то есть привести страну и общество к окончательному и стремительному – в отличие от путинского – краху) не в силу ловкости тех, кто ей профессионально занимается и кто из-за рубежа её курирует, но в силу просчётов лично Путина как исторической фигуры русского правителя. В некоторых случаях в русской истории всё сводилось к психологии, культуре и характеру одной единственной личности, если, правда, это была личность самодержца. Изъян в душе и личности царя есть гарант революции.

Данный анализ не отвечает, однако, на такой вопрос: что делать? С кем быть? Какую сторону баррикад выбрать? Поддерживая «болотных революционеров», мы наносим удар по своей Родине, по государству, своими руками помогаем сбросить Отчизну в пропасть, активно содействуем очередному витку по скольжению в бездну, куда мы тронулись, начиная с середины 80-х годов с первых шагов горбачевских преобразований и ельцинских реформ. Не стоит заблуждаться: «болотные революционеры» и сотрудники «Эха Москвы» зовут общество исключительно к окончательному разрушению России, к установлению открытой диктатуры прозападных либеральных олигархов и к распаду территориальной целостности Российской Федерации. Это открыто озвучивает Березовский, менеджер антипутинской коалиции. В 90-е годы сходная ситуация – уныние, раздражение, чувство невыносимого удушья – привела к концу СССР. Массы, не вдаваясь в детали, поддержали Ельцина. Потом всё прокляли. Если мы поддержим ещё один виток активного самоубийства, то поставим в истории России кровавую точку. И больше претензии обращать будет не к кому. Третья ошибка (1991, 1993 и 2012) будет последней и фатальной.

Но…

Но следует ли из этого, что мы должны поддержать власть и сплотиться вокруг неё? Вокруг Медведева с его iPadом? Вокруг бессмысленных холуйских политтехнологов? Вокруг вступления в ВТО? Вокруг бессмысленной партии власти, состоящей из пиджаков, а не из людей? Вокруг убивающего народный дух развлекательного телевидения и уничтожающего основы культуры образования? Вокруг систематической несправедливости, коррупции, лжи, назначения на ключевые должности «упырей» и казнокрадов? И всё это без каких либо надежд на то, что система власти сможет эволюционировать… Она нам твёрдо дала понять цинизмом электорального фарса: «не дождетесь!» Чего не дождемся? Ничего! Ясно.

Быстрая или медленная смерть России?

Самое время было бы создать третью силу, обосновать третью позицию, выдвинуть третью политическую платформу – против как «болотной революции», так и «коррумпированного режима», своими руками эту революцию и подготавливающего. Но мы в самом начале нашего анализа заметили, что специфика политической ситуации в путинской России заключается ровно в том, чтобы не дать возможности такой платформе реализоваться. Никто из активных игроков в этом не заинтересован, более того, заинтересован в том, чтобы её не было. Понятно почему, это не входит в планы «болотных революционеров», движимых совершенно иными целями и иными задачами, и опирающихся на западные либеральные фонды, которые исходят из желательности перспективы развала России, а не её возрождения. Поэтому любое соучастие «патриотов» в «оппозиции» говорит только об одном: они привлекаются туда в провокационных целях и используются манипуляторами для эскалации социальной ситуации или как дополнительный инструмент разжигания сепаратистских настроений и межэтнических конфликтов. Хотя объективные предпосылки для подобных настроений и конфликтов создаёт сама власть: либо сознательно (по логике сетевой войны), либо в силу своего интеллектуального минимализма (ведь Путин убеждён, что «идеи не имеют значения» – причём, никакие – в том числе и «национальные»). Следовательно, поддержка третьей позиции со стороны «болотных революционеров» исключена. Ресурсов врагами России на её возрождение не выделено (что вполне логично).

Можно ли в такой ситуации рассчитывать на поддержку «третьей платформы» со стороны власти? Получается, что тоже нет. Если бы Путин хотя бы немного задумывался об этой перспективе, он давно бы сделал определённые заготовки на будущее (пусть в тестовом режиме, «на всякий случай»). Его политтехнологи явно дают понять, что тема патриотизма вызывает у них глубокое отвращение, и что максимум, на что они готовы пойти, это на постановку массовых симуляционных хэппенингов для решения сиюминутных технических задач, стоящих перед властью. А это значит, что и любые материальные источники, которые могли бы поддержать платформу «третьего пути», будут немедленно перекрыты самой властью. Показательно, что все кандидаты на президентский пост в марте 2012 года, хотя бы отдалённо напоминающие патриотическую повестку дня», были брутально выброшены из кампании. Любые попытки поддержки этой третьей силы со стороны кого бы то ни было, будут немедленно пресечены властью. Кроме того, развитый репрессивный аппарат, не способный полностью ликвидировать агентурные сети, которые курирует их более сильный партнер – США, обладающий широким спектром инструментов влияния на Россию, в случае патриотических начинаний, не имеющих внешней опоры, выглядит достаточно эффективным и вполне может справиться с подавлением такого движения. Если получит приказ. А как мы видим, за последние 20 лет власть с этой задачей справляется довольно успешно. Итак, вопрос стоит следующим образом: быстрая или медленная смерть России? «Болотные революционеры» выбирают «быструю». Путин и его окружение – «медленную». Жизнь и возрождение как перспективы вынесены за скобки, сняты с повестки дня. При такой постановке вопроса – «уйти быстро или помучаться» – трудно найти свои баррикады. А может быть и невозможно по определению.

Хочется по законам жанра закончить хоть каким-то оптимистическим предложением, намеком на выход, решение, проект, план, перспективу… Никогда нельзя отчаиваться и опускать руки. Это верно. Но в данной ситуации сказать просто нечего…


Александр Дугин  
Комментарии:
Оставить комментарий
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Введите число:
Что Вы хотели сказать (максимум 2000 знаков)?
15 мая 2017 15:08
5 апреля 2017 07:53
30 марта 2017 19:28
28 марта 2017 22:21
2 февраля 2017 15:57
19 декабря 2016 17:56
16 декабря 2016 20:55
16 декабря 2016 20:48
9 декабря 2016 16:32
5 декабря 2016 21:34
3 декабря 2016 14:43
1 декабря 2016 13:30
1 декабря 2016 11:13
1 декабря 2016 10:35
23 ноября 2016 22:11
18 ноября 2016 21:20
16 ноября 2016 20:28
16 ноября 2016 15:44
13 октября 2016 21:19
7 октября 2016 21:51
7 октября 2016 21:36
7 октября 2016 20:44
30 сентября 2016 17:56
30 сентября 2016 17:36
29 сентября 2016 18:01
29 сентября 2016 17:23
28 сентября 2016 17:04
28 сентября 2016 16:25
Все новости...
Информационное агентство "Бета-пресс".
Связь с редакцией. Email: post (на) beta-press.ru
Мобильная версия сайта