Бета-пресс
Общество Политика Регионы Интервью Экономика За рубежом СССР Техно Культура Литература новости карта ссылки Реклама:
Развитие детей ЭСТЕР
Облачный рендеринг. Быстро и удобно
☆ от 50 руб./час ☆ AnaRender.io
У вас – деньги. У нас – мощности. Считайте с нами!

Счётчики:
правильный HTML5 правильный CSS Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Актуальная История Яндекс.Метрика

Искусство править нужно осваивать с университетской скамьи

2 сентября 2011, 14:44
Версия для печати
Добавить в закладки
Семинар по геополитике на Социологическом факультете МГУ

Обычно любая научно-практическая деятельность основывается на теоретической базе. А база, в свою очередь, нарабатывается за время обучения в вузах – собственно, для того университеты и существуют. Это, казалось бы, очевидно. Однако, в  случае с такой наукой как геополитика (во всяком случае, российская геополитика), все, пожалуй, произошло «с точностью до наоборот». В советские времена это «искусство править» считалось буржуазной лженаукой, в 90-е, усилиями философа и политолога Александра Дугина русская геополитическая школа была создана фактически с нуля. Затем геополитическими изысканиями всерьез заинтересовались власть предержащие, и, наконец, лишь совсем недавно стали делаться первые шаги в направлении создания полноценного системы преподавания этой важнейшей дисциплины в российских высших школах.

Отрадно, что готовность к диалогу между геополитическими экспертными центрами и университетским сообществом проявил старейший и один из наиболее влиятельных российских вузов – МГУ им. Ломоносова. В рамках работы Центра консервативных исследований – проекта, действующего под патронажем декана социологического факультета МГУ профессора Владимира Добренькова и руководимого профессором Дугиным, состоялся семинар, посвященный прикладной геополитике, внешнеполитическим стратегиям США и России, и сетевым войнам. Начало ознакомления студентов и преподавателей университета с геополитическими штудиями было положено лекцией Александра Дугина «Геополитика как метод». Вел семинар директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин.

Как признался сам эксперт в беседе с корреспондентом портала «Евразия», первоначально он испытывал некоторые сомнения – имеет ли смысл начинать разговор с азов, с первичных постулатов геополитической науки: нужно ли говорить о взаимозависимости между географическими условиями и политико-экономическим строем («географический рельеф как судьба»), объяснять разницу между морским и сухопутным типом цивилизаций и т.д. Ведь, как известно, статьи Александра Дугина, посвященные этой тематике публиковались с начала 90-х годов, а первое издание фундаментального учебника «Основы геополитики» вышло еще в 1997 г., и переиздавалось еще трижды. Таким образом, любой заинтересованный человек - а незаинтересованные в семинаре по определению не участвовали, - должен быть в курсе.

Однако общение показало, что ввести в курс дела все же необходимо – поэтому первую часть семинара было решено посвятить становлению геополитики как науки и прикладной дисциплины, и обзору воззрений тех ученых (и одновременно участников «реальной политики»), кто внес свой вклад в развитие геополитики - от Фридриха Ратцеля, Альфреда Мэхена и Карла Хаусхофера до Самюэля Хантингтона и Збигнева Бжезинского. Отдельный мини-доклад, посвященный теориям одного из «отцов-основателей», Рудольфа Челлена (автора самого термина «геополитика»), сделал сотрудник Центра геополитических экспертиз Владимир Никитин. В своем выступлении эксперт напомнил еще об одном термине, предложенном Челленом – о «кратополитике», т.е. о силовой подоплеке политики крупных держав, которую они скрывают за фасадом «нерушимых принципов международного права». Кратополитических субъектов гораздо меньше, чем формально суверенных государств.

Как подчеркнул, продолжая свой доклад, Валерий Коровин, кратополитика – это средний уровень мировых политических процессов. На высшем, геополитическом уровне, действуют лишь две равновеликие силы: цивилизация Моря, центром которой в новое время являлась Британская империя, а в новейший период Соединенные Штаты, и сухопутная цивилизация, геополитическое ядро которых находится на Евразийском континенте (в терминологии классика англосаксонской геополитики Хэлфорда Макиндера, на территориях Heartland – «серцевинной земли»). Heartland, пояснил слушателям Коровин, географически совпадает с исторической территорией Российской империи, позднее – с Советским Союзом, а ныне – с Российской Федерацией и прилегающими к ней странами.  Вне зависимости от политического режима и экономического строя, существующего в Heartland-е, сухопутный полюс всегда был и остается антагонистом «Мирового острова», англо-саксонской цивилизации, базирующейся на Sea Power – морском могуществе.

В XIX веке мировая торгово-промышленная держава – Великобритания,  «империя, над которой не заходило солнце», соперничала с царской Россией на огромных пространствах Азии – от Ирана до Восточного Туркестана, Тибета и Китая. В XX столетии противостояние капиталистических США и их союзников, и социалистических стран, во главе которого стоял СССР, приняло глобальный характер. С крушением коммунистического режима, демократическая Россия отнюдь не стала полноценным и полноправным союзником «евроатлантического лагеря» - сначала в нашей стране фактически установлен колониальный коллаборационистский либеральный режим, а когда в 2000-х годах Россия начала возвращать себе геополитический суверенитет, мы мгновенно переместились в разряд недружественных держав (если не прямых противников) – хотя государственный строй РФ не менялся.

Следовательно, делает вывод Коровин – и с ним согласились участники семинара,  - первостепенное значение имеет геополитический фактор, а идеология (значению которой столь значительное внимание уделяли марксисты) – лишь надстройка. Впрочем, эта надстройка является логическим продолжением базиса. Если западная, морская, атлантистская цивилизация имплицитно тяготеет к установлению торгового, материалистического, либерально-капиталистического строя (к архетипу торгаша, в терминологии Вернера Зомбарта), то цивилизации Суши более свойственно «общество героев». Строй, органично присущий евразийским народам – это порядок, основанный с одной стороны, на коллективизме, общинности и созидательном, нестяжательском труде, а с другой стороны – апеллирующий к иерархии, традиции и сакральным константам.

Неизбывный антагонизм морской и сухопутной цивилизаций является подспудным двигателем мировых процессов. Примером тому может служить даже история 2-й мировой войны, во время которой СССР и англо-саксонские державы находились, казалось бы, в одном и том же лагере. Как напомнил Коровин, пакт Риббентропа-Молотова, заключенный в 1939 году, явился практической реализацией геополитических теорий Хаусхофера, настаивавшего на создании стратегической оси Берлин-Москва-Токио. Однако этот головокружительно смелый проект, грозивший уничтожить британо-американское могущество, не имел шансов на успех – он вступил в противоречие с шовинистическим, расистским характером тогдашнего германского режима, который по самой своей природе был более склонен к союзу с «расово близкими» англосаксами. В конечном итоге, в финале XX века именно англосаксонский лагерь одержал геополитическую победу, которую Фрэнсис Фукуяма поспешил провозгласить «концом истории».

В 90-е годы стала возможной реализация «стратегии анаконды», о необходимости которой писал еще Макиндер – речь идет о закреплении атлантистских держав в Rimland’е, т.е. на береговых территориях, лежащих между «сердцевинной землей» и «мировым островом». Проявления такой стратегии многообразны – сюда можно отнести и подавление Сербии, и американские вторжения в Афганистан и Ирак, и проникновение в Среднюю Азию, и, далеко не в последнюю очередь, «оранжевые революции» 2003-2005 годов.

Важнейшим этапом установления атлантистского контроля над Евразией является создание «санитарного кордона» в Восточной Европе – пояса государств-лимитрофов, между Россией и «континентальным полюсом» европейского континента, Германией. Такой кордон был создан после Версальского мира; ныне аналогичную роль играют государства «новой Европы» (в первую очередь, Польша и страны Прибалтики), Украина и Грузия. Геополитическая цель России, подчеркнул Коровин, прямо противоположна – это воссоздание стратегического единства на постсоветском пространстве, превращение Европейского союза в полноценный геополитический субъект, свободный от доминации США и НАТО, и создание многополярного мира, в котором найдется место и Штатам, если те, вернувшись к доктрине Монро, ограничатся рамками американского континента. Кстати, заметил докладчик, активизацию сотрудничества России и руководимой Уго Чавесом Венесуэлы, можно расценивать как начала геополитического проникновения в американский Rimland.

Вторая часть семинара проходила в форме свободного обмена мнениями. В сущности, этот непринужденный диалог и был целью всего мероприятия - по замыслу организаторов, после серии таких занятий, студенты должны научиться самостоятельно применять метод геополитического анализа по отношению к различным конкретным политическим ситуациям в России и мире. Разумеется, наиболее «горячей» темой стал глобальный экономический кризис. По словам ведущего семинара – Валерия Коровина, кризисные явления, ставшие следствием обвала фондовых рынков США, были спровоцированы самой природой современной спекулятивной, «виртуальной» экономики. Кризис, безусловно, подорвет, - и уже подрывает, - могущество Соединенных Штатов, но и для России, включенной в глобалистскую экономическую модель, он не сулит ничего хорошего. Одним из выходов из зависимого положения, по предположению участников семинара, может стать «де-долларизация» экономики, и обращение к предложенному еще Фридрихом Листом принципу автаркии больших пространств.

Еще одной темой, вызвавшей живой интерес «семинаристов», стали перспективы американской внешней политики Барака Обамы. Более подкованные участники обсуждения напомнили о роли, которую в политике, проводимой президентами-демократами, играет Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations, CFR), и подобные ему структуры – формально неофициальные, но играющие огромную роль в определении геополитической идеологии Демократической партии. Если «мозговой трест» неоконсерваторов, оказывавший влияние на республиканца Буша, проповедовал методы прямого и насильственного проведения в жизнь американских интересов (реализацию которых мы наблюдали, например, в Ираке), то стратеги CFR склонны к более тонким и «дипломатичным» способам достижения глобальной доминации – путем работы со структурами гражданского общества, и при помощи инфильтрации элит агентами геополитического влияния США.

Использование неправительственных организаций, фондов, религиозных и политических движений, как одно из средств ведения сетевых войн – такой была обозначена тема следующего семинара. По его словам, дальнейшие обсуждения должны пройти в похожем режиме – освоение основных постулатов классической геополитики, будет сочетаться с обсуждением текущих геополитические процессы в мире в их прикладном аспекте.


Михаил Мошкин  
2 декабря 2020 01:18
27 сентября 2020 15:54
31 августа 2020 10:08
27 августа 2020 23:22
27 августа 2020 23:02
12 августа 2020 10:55
31 июля 2020 15:54
18 июня 2020 23:00
17 мая 2020 01:47
21 апреля 2020 12:50
21 апреля 2020 12:34
1 апреля 2020 00:00
19 марта 2020 12:33
18 марта 2020 19:37
17 марта 2020 12:22
7 марта 2020 18:32
1 марта 2020 00:00
21 февраля 2020 23:57
15 февраля 2020 21:16
21 декабря 2019 18:33
28 октября 2019 23:27
27 октября 2019 12:30
11 октября 2019 19:29
13 мая 2019 11:37
9 января 2019 03:11
9 января 2019 02:37
28 декабря 2018 00:00
10 декабря 2018 12:13
Все новости...
Информационное агентство "Бета-пресс".
Связь с редакцией. Email: post (на) beta-press.ru
Мобильная версия сайта